вторник, 27 июня 2017 г.

По поводу "Гиганта"

В начальный период великих открытий всегда необходим человек такого склада, искатель трудностей, любитель невозможного. Он ставит опыты, пробует, добивается в той или иной степени успеха и в конце концов сдвигает дело с мертвой точки. И тогда приходят ученые; они спорят, пишут, делают расчеты, и в один прекрасный день успех становится очевидным для всех. 

Так в статье "По поводу 'Гиганта'" Жюль Верн говорит о популяризации науки. Описывая вкратце деятельность Надара и проекты изобретателей из "Общества аппаратов тяжелее воздуха", писатель формулирует и собственный девиз. Нет, сам он не станет привлекать внимание публики безумными выходками с гигантскими воздушными шарами - это будут делать герои его книг! 
Знакомство с Надаром послужило Верну не только материалом для романов "Пять недель на воздушном шаре" и "С Земли на Луну", но и вдохновением: прогресс науки в книгах Жюля Верна будут двигать как раз "люди такого склада, искатели трудностей, любители невозможного". 
И за ними действительно придут учёные - сначала те, об изобретениях которых Верн сам читал в журналах, затем и те, которые с детства зачитывались его романами. Оценивая важность Надара как популяризатора воздухоплавания, Верн словно говорит и о своём будущем. 
Пока что он издал всего один роман, но у Этцеля уже лежат следующие рукописи. К которым мы и перейдём чуть позже.

Пять недель на воздушном шаре

Of the gladest moments in human life, methinks is the departure upon a distant journey to unknown lands.
Ричард Бёртон, запись в дневнике, 2 декабря 1856.

«Пять недель на воздушном шаре» можно рассматривать как начало "Необыкновенных путешествий». Роман предшествует всему циклу, так что его можно считать даже подготовкой к нему.
Вы замечали наверняка, как много глав во многих романах Верна занимает подготовка к путешествию. Подводное путешествие в «Двадцати тысячах лье» начинается лишь с восьмой главы, путешествие через Африку в «Пяти неделях» - с двенадцатой, а роман «С Земли на Луну» весь посвящён не собственно путешествию на Луну, а лишь подготовке к нему.
Юному читателю подчас скучно читать все эти затянутые приготовления. Но без подготовки не было бы и путешествия! Тем более резонно звучит ответ Жюля Верна всем скептикам:

Порой меня упрекали за то, что своими книгами я подстрекаю маленьких мальчишек покидать домашний очаг и странствовать по свету. Уверен, что этого не происходит. Но если когда-нибудь дети пустятся в подобные авантюры, пусть они берут пример с героев «Необыкновенных путешествий», и тогда им будет обеспечено благополучное прибытие в надежный порт!
«Воспоминания о детстве и юности»

Герои Верна никогда не пускаются в странствие сломя голову. Все они принимают решение по-разному, и мы наблюдаем, как совершенно разные чувства в этот момент волнуют профессора Аронакса и Сайреса Смита. Где-то существует и сомнение, и отвага, и тревога, и готовность к самому опасному исходу.
«Пять недель на воздушном шаре» остаются одним из самых тщательно подготовленных путешествий среди всех Необыкновенных. Конечно, нам не описывают те долгие месяцы, которые доктор Фергюссон провёл за предварительными расчётами своих машин, способных поднимать или опускать воздушный шар без потери газа и балласта. Зато перед нами в первых главах - подробные описания изготовления аэростата, взвешивание путешественников, расчёты веса, которое поднимет шар, собственно характеристики машин доктора Фергюссона.
Жюль Верн, продумав до деталей такой фантастический проект, заставляет верить в него как в нечто возможное и свершившееся. В наше время управление воздушным шаром остаётся таким же сложным и подчас опасным делом, как 150 лет назад! Аэростат с управлением доктора Фергюссона фантастичен. Но вместе с тем так умно придуман, что реален в нашем воображении.

Для героев Жюля Верна подготовка к путешествию не менее важна, чем сами приключения. И тем больший подъём и волнение они испытывают, когда мечта их осуществляется.