воскресенье, 29 января 2017 г.

Лекция



Лекция Анны Тимофеевой "Жюль Верн. Журналист от литературы". 20 января 2017 года, книжный магазин-клуб "Гиперион". 
В современном мире бытует популярное мнение, что Жюль Верн - пророк. А мы говорим, что нет! Но кто же он? Ответ на этот вопрос предлагаем.

Одиннадцать дней осады

"Одиннадцать дней осады".
Либретто Жюля Верна и Шарля Валлю.
Париж, театр "Darius Milhaud", 2010 г.
"Одиннадцать дней осады" - часть драматического наследия писателя, память об увлечении Жюля Верна театром. Увлечение, которое он пронёс через всю жизнь: оно помогло ему и прозе создавать прекрасные, яркие сцены. Без этих ярких сцен мы не представляем "Необыкновенные путешествия". Но, несмотря на успех некоторых адаптаций "Путешествий" на сцене, не пьесы сделали Верна знаменитым.
Итак, Жюль Верн начинал с театральных произведений. В соавторстве с Шарлем Валлю они писали эту пьесу между 1857 и 1860 годом. Впервые на сцену пьеса вышла 1 июня 1861 года, в том же году опубликована отдельной книгой в издательстве Мишеля Леви.

Несколько раз принимаясь за отзыв, я понимала, что как читатель не могу сказать о пьесе "Одиннадцать дней осады" ровно ничего.
Она не хороша и не плоха, обычная французская комедия, довольно заурядная среди многих подобных произведений. Жюль Верн пока не встал на путь "Путешествий", он пишет забавную пьесу, где юридические тонкости вмешиваются в счастливый брак или в неудачное ухаживание.
Но вот что можно отметить особенно. "Одиннадцать дней осады" - пьеса, где непременно нужно заключить брак.
Молодой нотариус Рокфёй, который выставляет себя убеждённым холостяком (и постоянно острит на эту и другие темы), становится юридическим купидоном двух молодых пар, помогая любви обрести законную регистрацию по всем правилам. И он же произносит горькую фразу в финале: "Я бы сделал то же самое… если бы можно было жениться… без женщины!"
Конечно, зритель и читатель понимает это в первую очередь как шутку холостяка, который не намерен жениться.
Но тот, кто знает биографию Верна, слышит в этой фразе и некоторую горечь. Верн в юности был не раз отвергнут женщинами - и лишь в 1855 году встретил наконец свою будущую супругу. Он скоропалительно женился и, вероятно, к моменту выхода пьесы уже несколько лет счастлив в браке.
Рокфёй же одинок - и высказывает многие мысли Верна о женитьбе. Пьеса "Одиннадцать дней осады" смеётся над легкомысленными людьми, которые спешат пожениться, - и всё же принимает их сторону, утверждая брак как нечто важное и нерушимое. Самое то для весёлой, но скромной комедии!
Но для Верна тема брака так и останется полной противоречий.
L'ancien Théâtre du Vaudeville
situé place de la Bourse à Paris

вторник, 10 января 2017 г.

Зимовка во льдах

Увлекательная повесть с путешествием, приключениями, влюблёнными и злодеем, белыми медведями и верными моряками. "Зимовка во льдах" хороша: такие повести вполне достойны рекомендации в детские библиотеки. За произведения, подобные ей, авторы, случалось, попадали в список любимых юношеских писателей. Но это пока не путь Жюля Верна.
Он способен создать сюжет, развить его и увлечь им, он уже уверенно применяет свои знания о полярных путешествиях и создаёт те самые ценимые читателем кульминационные сцены с театральным, даже кинематографическим эффектом (на этот раз - борьба главного героя и верных ему людей одновременно со злодеями и белыми медведями).
Это классическая повесть приключенческой литературы.
И всё же ей не хватает Жюля Верна - такого, каким мы его любим. Автора "Необыкновенных путешествий", создателя "Приключений Гаттераса".
Пойди Верн путём автора книг о морских и полярных приключениях - и он был бы только одним из многих, и "Зимовка во льдах" тому пример.
Луи Корнбюту, мужественному и красивому герою, не хватает высокой цели покорителя Полюса. Мари, его невесте, не занимать самоотверженности, но её нежная забота о заболевших цингой не сопровождается рассказами об интересных фактах из жизни полярных стран. Старший помощник Андрэ Васлинг безнадёжно хочет увести у Корнбюта девушку, он несомненный злодей, а не крепкий человек, чья верность поколебалась от перенесённых испытаний и обид. Возможно, автору придётся пожертвовать любовной линией, чтобы трое этих героев стали Гаттерасом, Клоубонни и Шандоном. Но насколько ярче станет история!
Фантастический сюжет открытия Северного полюса - вот лучший полярный роман Жюля Верна. Через несколько лет вернувшись к полярной тематике, писатель, вероятно, опирался на "Зимовку во льдах", но на порядок превзошёл её и по увлекательности сюжета, и по глубине характеров персонажей.
Поэтому неудивительно, что хорошая, интересная, трогательная повесть о влюблённых из Дюнкерка остаётся всегда в тени более зрелых произведений Верна.

Мастер Захариус

Жюль Верн - популяризатор науки. От него, большого поклонника технических достижений, от последнего ожидаешь развития темы "научного зла". Не просто изобретения в неверных руках грозят людям опасностями, но сама наука являет собой безграничное, античеловеческое зло.
Поэтому удивляет посыл "Мастера Захариуса": противопоставление религии и науки не в пользу последней. Мастер Захариус, старый часовщик, вообразил, что, постигнув законы механики, движущие его часами, он постиг мироздание и стал равен Творцу. Захариус погибает, его душу, воплощённую в пружине чудовищных часов, уносит бес.
Этот бес - тоже человечек-часы. "Он — само Время! Твое существование будет выверено с абсолютной точностью!" - обещает дочери Захариус, желая отдать её в жёны этому странному персонажу.
Минуточку, думает читатель Верна, это что, будущий образ Филеаса Фогга? Вероятнее всего, нет: там, где Фогг всего лишь патологически точен и стремится по личным предпочтениям к упорядоченной жизни, Захариус ищет высший смысл, ищет душу, которая приводит в движение часы, и пытается быть равным Богу. За это старый мастер и поплатился в конце.
Видимо, перед нами литературный заказ: Питр Шевалье просил у Верна религиозно-нравоучительные рассказы, атеист Этцель в будущем попросит научно-нравоучительные.
Итак, гордыня, внушённая учёностью, побеждена*. Но как же в конце концов понимать эту фразу:
Случалось, что он сопровождал дочь в церковь и, видимо, находил в общении с Богом умственное отдохновение, питавшее его превосходные способности, ибо молитва — самое возвышенное упражнение фантазии.

Молитва - интеллектуальный акт? Молитва - упражнение воображения?
Если есть что-то действительно загадочное в рассказе "Мастер Захариус", то это настоящее отношение его молодого автора к теме противостояния науки и религии.

_________________
* Кстати, декорации этой сцены в виде загадочных развалин замка радуют сердце читателя не только Верна, но и Вальтера Скотта: неужели это поклон ему? Верн читал с той же увлечённостью "Карла Смелого" или "Монастырь"?..

Мартин Пас

Трудность автора - не повторять свои ранние сюжеты. Трудность исследователя - не повторяться в отзывах о ранних произведениях автора. Идеи рассказов Жюля Верна позже появляются в его знаменитых романах. "Мартин Пас" - один из подобных рассказов.
Неравная любовь, потерянная и возвращённая дочь, борьба за свободу - сюжеты, к которым писатель ещё вернётся. Что можно сказать о самом произведении?
Оно выглядит сумбурным и незавершённым. Несмотря на трагическую развязку, сложно закрученный сюжет не находит кульминации и выглядит обрубленным.  Некоторые вполне важные сюжетные ходы слабо мотивированы и завершаются каким-нибудь бессмысленным приключением вроде нападения акул.
"Мартин Пас" напоминает черновик романа, записанный на мастер-классе от Дюма. Что ж, вполне возможно!
Но у "Мартина Паса" есть важная для Жюля Верна черта: это описания экзотической природы и нравов людей из далёких стран. Автор любуется городом Лимой и заставляет читателя вдохнуть запахи с побережья Южной Америки, заглянуть в джунгли и подняться в горы. Вместе с писателем мы наблюдаем за противостоянием инков и испанцев, за жизнью обитателей богатого тихоокеанского порта.
Прохлада опускается на город после полуденного зноя, прекрасные перуанки надевают свои лучшие наряды, в католических церквях звонят к службе, индейцы-носильщики снова бегут по улицам - и вместе с вечерними сумерками начинается эта история. Романтика далёких стран уже зовёт Жюля Верна и его читателей.
Но до первых Необыкновенных путешествий - ещё 10 лет.