среда, 30 августа 2017 г.

Путешествие и приключения капитана Гаттераса

Если бы меня попросили записать всё, что я знаю или думаю о "Гаттерасе", я бы начала с описания ранних романов Жюля Верна. Тех самых, которые создали его имя, которые обеспечили его популярность сразу же. Хотя мы помним их и теперь как одни из лучших, чаще всего это не те произведения, которые часто экранизируют и задают читать на лето. Даже "Путешествие к центру Земли" читатели помнят всё хуже, а "Пять недель на воздушном шаре", "Путешествие Гаттераса" и "С Земли на Луну" - классика приключенческой литературы - отходят на второй план перед "Таинственным островом", "Двадцатью тысячами лье", "Детьми капитана Гранта", "Михаилом Строговым" и "Вокруг света в 80 дней".
"Гаттерас" - один из тех первых романов, которые теперь читаются вторыми. "Гаттерас" написан молодым автором, который уже создал роман нового типа, но ещё не определился с рамками этого романа. Издатель сравнивает "Париж в XX веке" и "Гаттераса", предпочитая последнего, и современные критики иногда осуждают его выбор. Но любитель Верна никогда этого не сделает: "Гаттерас" подарил нам мир географических открытий, который никогда не коснулся "Парижа".
Я глубоко люблю "Приключения капитана Гаттераса" и утверждаю, что роман содержит много смыслов, до которых дойдёт только вдумчивый читатель. Таков стиль писателя Жюля Верна: держась подальше от психологии и скупо описывая переживания героев, он может лёгкими штрихами создать картину внутреннего, душевного опыта. Путешествие Гаттераса на Полюс описывает одновременно путешествие Гаттераса к самому себе - и от самого себя. От чего он отказывается, покидая землю, чего ждёт в недостижимой точке земного шара?
И если вы хотите перечесть, как я, историю путешествия Гаттераса и его спутников, обратите внимание на то, как лёд и море, туман и свет создают картину искренних и глубоких переживаний. В созерцании полярных красот или ужасов важен не только пейзаж, но и зритель, дошедший сюда из южных, родных и тёплых краёв. Мы видим всё его глазами, а он здесь не случайно.

вторник, 27 июня 2017 г.

По поводу "Гиганта"

В начальный период великих открытий всегда необходим человек такого склада, искатель трудностей, любитель невозможного. Он ставит опыты, пробует, добивается в той или иной степени успеха и в конце концов сдвигает дело с мертвой точки. И тогда приходят ученые; они спорят, пишут, делают расчеты, и в один прекрасный день успех становится очевидным для всех. 

Так в статье "По поводу 'Гиганта'" Жюль Верн говорит о популяризации науки. Описывая вкратце деятельность Надара и проекты изобретателей из "Общества аппаратов тяжелее воздуха", писатель формулирует и собственный девиз. Нет, сам он не станет привлекать внимание публики безумными выходками с гигантскими воздушными шарами - это будут делать герои его книг! 
Знакомство с Надаром послужило Верну не только материалом для романов "Пять недель на воздушном шаре" и "С Земли на Луну", но и вдохновением: прогресс науки в книгах Жюля Верна будут двигать как раз "люди такого склада, искатели трудностей, любители невозможного". 
И за ними действительно придут учёные - сначала те, об изобретениях которых Верн сам читал в журналах, затем и те, которые с детства зачитывались его романами. Оценивая важность Надара как популяризатора воздухоплавания, Верн словно говорит и о своём будущем. 
Пока что он издал всего один роман, но у Этцеля уже лежат следующие рукописи. К которым мы и перейдём чуть позже.

Пять недель на воздушном шаре

Of the gladest moments in human life, methinks is the departure upon a distant journey to unknown lands.
Ричард Бёртон, запись в дневнике, 2 декабря 1856.

«Пять недель на воздушном шаре» можно рассматривать как начало "Необыкновенных путешествий». Роман предшествует всему циклу, так что его можно считать даже подготовкой к нему.
Вы замечали наверняка, как много глав во многих романах Верна занимает подготовка к путешествию. Подводное путешествие в «Двадцати тысячах лье» начинается лишь с восьмой главы, путешествие через Африку в «Пяти неделях» - с двенадцатой, а роман «С Земли на Луну» весь посвящён не собственно путешествию на Луну, а лишь подготовке к нему.
Юному читателю подчас скучно читать все эти затянутые приготовления. Но без подготовки не было бы и путешествия! Тем более резонно звучит ответ Жюля Верна всем скептикам:

Порой меня упрекали за то, что своими книгами я подстрекаю маленьких мальчишек покидать домашний очаг и странствовать по свету. Уверен, что этого не происходит. Но если когда-нибудь дети пустятся в подобные авантюры, пусть они берут пример с героев «Необыкновенных путешествий», и тогда им будет обеспечено благополучное прибытие в надежный порт!
«Воспоминания о детстве и юности»

Герои Верна никогда не пускаются в странствие сломя голову. Все они принимают решение по-разному, и мы наблюдаем, как совершенно разные чувства в этот момент волнуют профессора Аронакса и Сайреса Смита. Где-то существует и сомнение, и отвага, и тревога, и готовность к самому опасному исходу.
«Пять недель на воздушном шаре» остаются одним из самых тщательно подготовленных путешествий среди всех Необыкновенных. Конечно, нам не описывают те долгие месяцы, которые доктор Фергюссон провёл за предварительными расчётами своих машин, способных поднимать или опускать воздушный шар без потери газа и балласта. Зато перед нами в первых главах - подробные описания изготовления аэростата, взвешивание путешественников, расчёты веса, которое поднимет шар, собственно характеристики машин доктора Фергюссона.
Жюль Верн, продумав до деталей такой фантастический проект, заставляет верить в него как в нечто возможное и свершившееся. В наше время управление воздушным шаром остаётся таким же сложным и подчас опасным делом, как 150 лет назад! Аэростат с управлением доктора Фергюссона фантастичен. Но вместе с тем так умно придуман, что реален в нашем воображении.

Для героев Жюля Верна подготовка к путешествию не менее важна, чем сами приключения. И тем больший подъём и волнение они испытывают, когда мечта их осуществляется.

суббота, 1 апреля 2017 г.

Русская любовь Жюля Верна

Удивительное открытие, которое навсегда связало Жюля Верна с Россией! В архивы нантского музея поступила необычная книга: экземпляр "Детей капитана Гранта", который автор подписал для некоей Н.Ф. Ильиной... Этот автограф открыл перед исследователями неизвестную доселе частную жизнь Верна - его последнюю большую любовь...
Наталья Фёдоровна Соболевская родилась 18 (19?) мая 1836 года в поместье Дьякове Бельского уезда Смоленской губернии. Её отец Ф.Г. Соболевский происходил из старой польской шляхты, имел 200 душ. Наталья была старшей дочерью в семье: кроме неё, у Соболевских была младшая дочь Надежда и двое братьев, Иван и Алексей. 
Каждое лето Соболевские ездили на курорты Лифляндской губернии: они снимали там дачу. С мая по август родители Наташи жили на Рижском взморье. Маленькая Наташа полюбила Ригу как вторую родину, с нетерпением ждала следующей поездки туда: там были её подруги, и почти Европа, и настоящее море. 
Девочка росла умной и любознательной. Она получила великолепное домашнее образование, свободно владела французским, немецким и английским языками. Отец давал за ней хорошее приданое. 
Наталья Фёдоровна Ильина, 1868 г., фото Надара.
В 1854 году восемнадцатилетняя Наталья вышла замуж за видного петербургского дворянина Семёна Сергеевича Ильина. Муж был старше молодой женщины почти на двадцать лет. Оказавшись в Петербурге, Наталья Фёдоровна окунулась в столичную жизнь. Соллогуб, Глинка, Одоевский, Гончаров, Тургенев встречались в знаменитом салоне госпожи Ильиной, столь же юной, сколь остроумной, находчивой, блестяще образованной. Брак Натальи Фёдоровны был её билетом в жизнь. Так, пользуясь занятостью мужа, в 1866 году молодая женщина выехала за границу.
Наталья Фёдоровна в сопровождении сестры Надежды побывала в Германии, в Италии, в Швейцарии, к осени они водворились в Париже. Здесь сёстры встретились с Тургеневым, который и ввёл их в парижский литературный круг. 
Доподлинно неизвестно, когда произошла первая встреча Натальи Фёдоровны и Жюля Верна: вполне вероятно, что именно на Рю Жакоб, 18, когда Этцель принимал гостей, Верн приметил высокую молодую женщину с выразительным лицом. Марко Вовчок писала о ней Т.П. Пассек: "...У Етзеля вчера видала Ильину, она ничуть не изменилась, всё такая же холодная, а в лице одни брови; впрочем, я счастлива была повидаться с нею". 

воскресенье, 29 января 2017 г.

Лекция



Лекция Анны Тимофеевой "Жюль Верн. Журналист от литературы". 20 января 2017 года, книжный магазин-клуб "Гиперион". 
В современном мире бытует популярное мнение, что Жюль Верн - пророк. А мы говорим, что нет! Но кто же он? Ответ на этот вопрос предлагаем.

Одиннадцать дней осады

"Одиннадцать дней осады".
Либретто Жюля Верна и Шарля Валлю.
Париж, театр "Darius Milhaud", 2010 г.
"Одиннадцать дней осады" - часть драматического наследия писателя, память об увлечении Жюля Верна театром. Увлечение, которое он пронёс через всю жизнь: оно помогло ему и прозе создавать прекрасные, яркие сцены. Без этих ярких сцен мы не представляем "Необыкновенные путешествия". Но, несмотря на успех некоторых адаптаций "Путешествий" на сцене, не пьесы сделали Верна знаменитым.
Итак, Жюль Верн начинал с театральных произведений. В соавторстве с Шарлем Валлю они писали эту пьесу между 1857 и 1860 годом. Впервые на сцену пьеса вышла 1 июня 1861 года, в том же году опубликована отдельной книгой в издательстве Мишеля Леви.

Несколько раз принимаясь за отзыв, я понимала, что как читатель не могу сказать о пьесе "Одиннадцать дней осады" ровно ничего.
Она не хороша и не плоха, обычная французская комедия, довольно заурядная среди многих подобных произведений. Жюль Верн пока не встал на путь "Путешествий", он пишет забавную пьесу, где юридические тонкости вмешиваются в счастливый брак или в неудачное ухаживание.
Но вот что можно отметить особенно. "Одиннадцать дней осады" - пьеса, где непременно нужно заключить брак.
Молодой нотариус Рокфёй, который выставляет себя убеждённым холостяком (и постоянно острит на эту и другие темы), становится юридическим купидоном двух молодых пар, помогая любви обрести законную регистрацию по всем правилам. И он же произносит горькую фразу в финале: "Я бы сделал то же самое… если бы можно было жениться… без женщины!"
Конечно, зритель и читатель понимает это в первую очередь как шутку холостяка, который не намерен жениться.
Но тот, кто знает биографию Верна, слышит в этой фразе и некоторую горечь. Верн в юности был не раз отвергнут женщинами - и лишь в 1855 году встретил наконец свою будущую супругу. Он скоропалительно женился и, вероятно, к моменту выхода пьесы уже несколько лет счастлив в браке.
Рокфёй же одинок - и высказывает многие мысли Верна о женитьбе. Пьеса "Одиннадцать дней осады" смеётся над легкомысленными людьми, которые спешат пожениться, - и всё же принимает их сторону, утверждая брак как нечто важное и нерушимое. Самое то для весёлой, но скромной комедии!
Но для Верна тема брака так и останется полной противоречий.
L'ancien Théâtre du Vaudeville
situé place de la Bourse à Paris

вторник, 10 января 2017 г.

Зимовка во льдах

Увлекательная повесть с путешествием, приключениями, влюблёнными и злодеем, белыми медведями и верными моряками. "Зимовка во льдах" хороша: такие повести вполне достойны рекомендации в детские библиотеки. За произведения, подобные ей, авторы, случалось, попадали в список любимых юношеских писателей. Но это пока не путь Жюля Верна.
Он способен создать сюжет, развить его и увлечь им, он уже уверенно применяет свои знания о полярных путешествиях и создаёт те самые ценимые читателем кульминационные сцены с театральным, даже кинематографическим эффектом (на этот раз - борьба главного героя и верных ему людей одновременно со злодеями и белыми медведями).
Это классическая повесть приключенческой литературы.
И всё же ей не хватает Жюля Верна - такого, каким мы его любим. Автора "Необыкновенных путешествий", создателя "Приключений Гаттераса".
Пойди Верн путём автора книг о морских и полярных приключениях - и он был бы только одним из многих, и "Зимовка во льдах" тому пример.
Луи Корнбюту, мужественному и красивому герою, не хватает высокой цели покорителя Полюса. Мари, его невесте, не занимать самоотверженности, но её нежная забота о заболевших цингой не сопровождается рассказами об интересных фактах из жизни полярных стран. Старший помощник Андрэ Васлинг безнадёжно хочет увести у Корнбюта девушку, он несомненный злодей, а не крепкий человек, чья верность поколебалась от перенесённых испытаний и обид. Возможно, автору придётся пожертвовать любовной линией, чтобы трое этих героев стали Гаттерасом, Клоубонни и Шандоном. Но насколько ярче станет история!
Фантастический сюжет открытия Северного полюса - вот лучший полярный роман Жюля Верна. Через несколько лет вернувшись к полярной тематике, писатель, вероятно, опирался на "Зимовку во льдах", но на порядок превзошёл её и по увлекательности сюжета, и по глубине характеров персонажей.
Поэтому неудивительно, что хорошая, интересная, трогательная повесть о влюблённых из Дюнкерка остаётся всегда в тени более зрелых произведений Верна.